Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Categories:

Как жить?

Сегодня я расскажу вам сказку. А может быть не сказку. За долами, за морями, а может и где-то рядом, существует Другой Мир. Условно назовем его – Страна Живых. Там умеют видеть, слышать, чувствовать, думать. Там с наслаждением вглядываются в окружающий мир, присматриваются к чужой жизни, ищут важных и значительных встреч. Там каждый день значим. У каждого события есть смысл.

В Стране Живых великая ценность – время, поэтому его не тратят, не проводят, тем более не убивают. А ценность человеческой Личности неизмерима. Возможность прикоснуться к умному, тонкому, интересному человеку вызывает великую благодарность.

Именно в этом краю рождаются произведения искусства и совершаются великие открытия. Именно в этом краю родились понятия – Дружба, Призвание, Любовь.

Иногда до Диатезного Мира доносятся слухи. И если вообразить себе , что эти миры по разные стороны океана, то можно представить себе, что к берегу прибивает бутылки с посланиями: О любви, о дружбе, о призвании и творчестве… Бутылки вылавливают, записки читают и говорят: «вот-вот, у меня совсем как там написано».

ИМИТАЦИЯ - один из законов, ритуалов, обычаев и любимых занятий Диатезного Мира.

Когда я только начала публиковать в ЖЖ свою книгу «Дама с собачкой» я получила разгневанный комментарий от некоего анонима, что таких людей не бывает. И тут вмешался мой очень наблюдательный френд misstrell. Она написала: «Бывают, неужели вы не видите вокруг? Внутри такие мертвые, а снаружи - искусственно живые. Она бегает по опавшим листьям, собирает их в охапку, подбрасывает вверх с восклицанием: "Ах, как прекрасна осень! Как хорошо вокруг!", и от этого чувствуешь себя почему-то, как зритель в кино с плохими актерами».

«Как тяжко мертвецу среди людей живым и страстным притворяться…» А. Блок.

Я позволю себе привести здесь цитату из одной речи, написанной на занятиях артсинтезтерапии (у нас в программе курса есть риторика).
«Я, как одна из дочерей злой мачехи, натянула на ноги хрустальные туфельки Золушки, пришла на Бал Жизни и даже умудряюсь танцевать. Ноги при этом болят, удовольствия от танца никакого. Но туфли-то приличные, и танцую я, как все…»

Ну, а теперь продолжение книги «Дама с собачкой. Почти по Чехову» (Начало в tags Книга)


ЧАСТЬ YII

От растерянности Аня стала передергивать карты. Она вдруг перестала понимать, что у нас не занятия искусствами, а психотерапия. И регулярно заявляла, что у нее нет способностей к рисованию, или, что она не собирается играть на сцене.

Чужие поиски и победы ее не вдохновляли, она наблюдала за ними с вялой и тоскливой завистью. В то время Аниной любимой присказкой было: «у меня это никогда не получится». Этими словами она себя опускала и заодно оправдывала.

В конце концов, Аня на психотерапию опять обиделась. По ее мнению, психотерапия должна была состоять из простых рецептов «как жить». И легких упражнений – чтоб были всем по зубам. Каким то образом, легкие упражнения и простые рецепты должны были подготовить человека к решению сложных проблем.

Через три месяца работы я знала про Аню многое, больше, чем она про себя. Думаю, намного больше, чем ей хотелось бы.

Аня была обычной среднестатистической женщиной, поэтому жила, думала и поступала «как все». Ее убеждения и принципы были подчинены вездесущему «так принято». Ее мысли и ценности были втиснуты в прокрустово ложе «так полагается». Ее мировоззрение было порождено великим и всемогущим комильфо. Собственно, ко мне на группу она попала, потому что в то время психотерапия была принята в ее кругу.

Аня, считавшая себя натурой тонкой и изысканной, в близком общении напоминала мыльную оперу - какую серию ни включи, все известно наперед. Аня об этом даже не догадывалась. Ведь она всегда училась на одни пятерки, а для нее и для окружающих это был знак высокого качества. На самом деле под тонкой позолотой круглой отличницы скрывалась простая грубая копилка, под завязку набитая штампами. На разные случаи жизни: от простого - что надевать, до серьезного - что думать, как жить.

Поэтому лицо ее больше всего оживлялось на знакомое, привычное. Услышав знакомую аксиому, она не то чтобы расцветала, расцветать она не умела - она расслаблялась. Мир подтверждал ее представления о нем. Она жила по проверенным схемам. Она черпала в них силы и находила опору.

И шаг вправо, шаг влево вызывал панику. Ее любимыми словами были «защищенность», и «контроль». А больше всего на свете она ценила гарантии.

Зато все оригинальное, нестандартное – будь то мысль, или одежда, или чувство вызывало в ней тревогу или раздражение. Пальцы сжимались в вялые кулаки, глаза привычно стекленели.
Tags: Книга, Нездоровая душа - это как?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments