?

Log in

No account? Create an account
pic#официальная

В Москве меня бы за это убили!

Как всегда, провожу лето на острове Хийумаа. Писала я о нем:
Остров, который «себе на уме»
Анютины глазки в дупле дерева
О свободе и земляничном варенье
«Дар» и сливочная халва
Знакомьтесь – Мужчина!

«Провожу лето» это вовсе не значит отдыхаю. Отвечаю на письма, коих скопилось множество. Придумала два интересных семинара: один о Подсознании, другой об Инфантилизме (информацию о семинарах повешу в ЖЖ на днях). А еще осенью запланировала интенсивный курс (он же презентация методики АСТ, он же Мастер-Класс)

Ну, а параллельно московским рабочим делам я, со всего маху, вломилась в дела любимого Острова. Если говорить коротко -  местное, достаточно  мелкое (по сравнению с мировым) безобразие приняла близко к сердцу. Написала статью. Ее перевели не эстонский и опубликовали в местной газете. И она немедленно вызвала отклики - на маленьком острове закипели большие страсти!
Друзья открыли мне глаза – оказалось, я сунула нос в осиное гнездо. Оказалось, если бы я подобное сделала в Москве, меня бы убили. «Здесь не бойся, не убьют» – утешили они меня. Почему? – спрашиваю, - здесь люди менее агрессивные? Нет, - говорят, - здесь не такие большие деньги крутятся…
А статья – вот она. Написана кровью сердца.
*************************
«Здесь отдыхал Бог…»
Много лет назад моя эстонская подруга привезла меня на Хииумаа. Объездившая к тому времени полмира, я была совершенно очарована островом. Это была Любовь с первого взгляда. И когда лет пять назад вышла моя книга «Записки психотерапевта», одним из самых красивых я считаю рассказ о Хииумаа.
***
Где-то с февраля мне начинает сниться остров - улицы Кярдла, цветущие мхи Surf Paradis, пляжи Lehtma… Но чаще всего мне снится музей  Соера - самый живой краеведческий музей, который я видела за свою жизнь.
Когда-то мы попали туда случайно. День был ветреный и холодный, мы искали, где можно погреться, музей просто оказался поблизости. Навстречу нам вышла Хозяйка, улыбнулась и, о чудо, ветер стих, выскочило солнце. Мы попросили провести экскурсию. «Подождите, - сказала хозяйка, - у меня очередь. Погуляйте пока. А хотите есть? Там камбала осталась и котлеты, огурцы в ведре у колодца». Пока Хозяйка вела экскурсии (на английском, финском, немецком) мы накинулись на безумно вкусную еду.
Дошла очередь и до нас. Хозяйка показывала, рассказывала, при этом говорила она так, будто это не музей, а ее собственный дом. Как будто ее дедушка и бабушка пахали эту землю, брали воду из этого колодца, ходили на этой лодке в море… Потом я поняла - она не экскурсию вела, она делилась своим сокровищем.
Господи, куда мы попали - думала я – это рай? Московская суета и напряжение вдруг оставили меня. Я услышала, как поют и воркуют птицы, вдохнула запахи разнотравья и почувствовала, как все вместе сплетается в негромкую радостную музыку, звучащую внутри меня. И неожиданно для себя подумала – вот бы где жить!
С тех пор я привозила на Соера всех друзей и знакомых. Потом стала проводить там курсы по психологии. Приезжали люди из разных стран – России, Германии, Англии, даже Люксембурга.
И конечно, курсы начинались с экскурсии по Соера. Все мои курсанты немедленно влюблялись в Хозяйку, в ее открытость, доброжелательность, хииумасский юмор. А еще, с ног до головы ее окутывала аура любви к своей земле, к своему делу, а ведь все мы знаем, как приятно находиться рядом с человеком, излучающим любовь...
В конце экскурсии она устраивала «экзамен на сообразительность»:
– Как вы думаете, почему здесь стоит лодка?
Мои курсанты, перебивая друг друга, кричали:
–Лодка на острове это же все – бизнес! Добыча! Связь!
Хозяйка хитро прищуривалась: «А зачем здесь лавки, так много?»
–Наверное, здесь устраивают концерты? Праздники?
–Все верно. Завтра будет праздник, приезжайте.
Обычно мы занимались в большой палатке, иногда на открытом воздухе. В перерывах курсанты рассыпались по хутору, радостно валялись на траве, играли в салочки – в них будто просыпались маленькие дети. И все фотографировали типичный для Хииумаа камень в окружении полевых цветов. Как-то я спросила у одного из курсантов, как он назовет у себя в фэйсбуке эту фотографию? Ответ последовал незамедлительно: «Любовь к Родине»




Но и когда наши занятия заканчивались, возвращаться в отель никто не торопился. С каким неподдельным удовольствием взрослые мужчины и женщины (не бедные, много ездившие по миру, немало повидавшие) учились печь хлеб, красить пряжу, вышивать… После всех трудов можно было еще и попариться в бане по-черному! В каком музее вы найдете подобное?
А когда на следующий вечер, после концерта, участники фольклорного ансамбля расхватали моих курсантов и принялись обучать их народным танцам – восторгу не было предела!
По окончании наших курсов меня всегда благодарили не только за полученные знания по психологии, но и за удивительное место, в котором мы учились.
Как-то дама из Англии (жена пастора, между прочим) пошутила: «Я поняла, в чем секрет этого места - здесь отдыхает Бог! У него ведь столько работы, должен же он где-то отдыхать?»
***
Давным-давно я написала статью о Соера и назвала ее «Земля, дающая силы». Начиналась она так:
«Если в Вашей жизни наступил сложный период, если проблемы окружили Вас со всех сторон, если Вы устали от суеты, − приезжайте на Соера и проведите там целый день. Впрочем, если у Вас все в порядке − все равно приезжайте на Соера. Это будет один из самых вкусных и душистых дней Вашей жизни!
Думаю, дело не только в удивительной красоте этого места - красивых пейзажей на Хииумаа хватает. На Соера царила неповторимая атмосфера искренней, приветливой доброжелательности. Создание атмосферы – особый талант, а уж в таком некоммерческом месте, как музей, необычайная редкость. Известно, что краеведческие музеи умирают по всему миру, в связи с глобализацией понятие «родина» становится все более расплывчатым. Здесь музей жил!
О роли Личности в обществе сейчас говорят мало. Во времена советской власти считалось, что незаменимых нет. Смею утверждать - есть! Сами по себе святыми места не становятся, святыми их делают только люди…
***
Прошлым летом я узнала, что Хозяйка из музея уходит. Она сказала – устала. Я не поверила, но расспрашивать не посмела. «А что будет с музеем?», - спросила я. «Надеюсь, все будет нормально. Объявят конкурс, я передам все дела, поделюсь секретами, покажу, расскажу – Соера будет дальше жить и работать»
***
В первые же дни по приезде на остров я поехала проведать любимое место. Ворота закрыты, на них часы работы музея - 4 часа в день и то, не каждый. И просьба звонить и заказывать экскурсии заранее. Ни лодки, ни лавок, никаких цветов, даже камни исчезли, только скошенная трава. Ощущение, как будто из святого места ушла душа. Теперь это просто старый нежилой хутор, каких много в Эстонии.
В моей жизни уже было подобное потрясение, когда я пошла проведать московский двор, в котором проходило мое детство. Я помнила беседку, обсаженную кустами жасмина, детскую площадку, пышный цветник… Теперь двор был полностью закатан в асфальт.
Я ехала назад, глотая слезы, и почему-то перед глазами возникли фото Чернобыля – ни руин, ни пожарищ, ни выбитых окон, все дома целы, даже на окнах занавески, а понимаешь, что город мертв.
Как я позже узнала – лодку и лавки зачем-то порубили на мелкие кусочки и сожгли…
***
Недавно по эстонскому телевидению показывали  документальный  фильм. Он был без слов, за кадром звучала ода «К радости» из 9-й симфонии Бетховена. Сюжет фильма прост: какому-то важному музыканту показывают полуразвалившийся амбар в лесу. Потом под музыку Бетховена, к этой развалюхе съезжаются бульдозеры и тракторы. Крупным планом показывают руки мастеров, прибивающие, скрепляющие. И вот уже  амбар восстановлен, теперь это прекрасный концертный зал, полный народу, на сцене хор и оркестр, в полную мощь звучит ода «К радости».
Фильм наверняка называется «Возрождение». Очень нужный фильм, не только для Эстонии, для всех людей на Земле.
Но я бы обязательно делала фильмы и о том, как можно разорить намоленное место. О, совсем не обязательно посылать туда танки и солдат, достаточно равнодушия. А самое печальное, когда это делают не внешние враги, а «свои». Так у нас в России сейчас разоряют медицину и педагогику - некомпетентностью, непониманием роли Личности в обществе.
Думаю, в наше время это общая беда, и если о ней не говорить, она разрастется до мирового масштаба.
Понимаю, что никто не хотел зла. И не смею судить, тем более, ставить оценки – слишком долго Москва диктовала Эстонии, как надо и как правильно. Я на Хииумаа всего лишь гость. Но я люблю эту землю, и я имею право плакать о погибшем месте «где отдыхал Бог».
Евгения Белякова, психотерапевт, журналист, писатель. Москва.
****************************************
АНОНС!

В ноябре:
Краткосрочный интенсивный курс АртСинтезТерапии (АСТ) проводит автор методики Евгения Петровна Белякова, самый строгий, самый жесткий, самый честный психотерапевт на свете.
Никаких дешевых комплиментов типа: «у вас все получится…» «вы такой умничка и ботиночки вам к лицу…» «у вас куча скрытых талантов, только вот лапшу на уши повесим, и они все проявятся…»
Но если вы справитесь хотя бы с десятком упражнений АСТ, значит, вы сможете покорить Эверест, нью-йоркскую биржу и Судьбу!

Результат занятий на курсе АСТ всегда конкретен:
- был человек замкнутый – стал теплый и открытый
- путался в своих и чужих мыслях – стал быстро и четко соображать
- мямлил и бубнил себе под нос – научился блистательно говорить

Из архива гостевой АСТ: «Если хотите обухом по голове Вам сюда. Мозгодробительные занятия. Но зато когда из получившейся мозговой жижи отсеиваются кусочки инфантилизма, банальностей, тупоумия и прочего дерьма остаются драгоценные камни, то есть то, что вы есть на самом деле».
Подробнее http://a-s-t.ru/about/activities/intensiv-ast/

http://a-s-t.ru/order-form/#items=

(без названия)

Comments

(Анонимно)

Горько было читать про судьбу хутора Соера. Я была на Хииумаа и на Соера во время психологического семинара. Когда мы приехали с группой на Соера, было ощущение, что мы приехали в гости к хозяйке, так приветливо она нас встретила. Нужна определенная чуткость и наблюдательность, чтобы увидеть, почувствовать, поймать ощущения живого места. Наверно не всем дано, не у всех получается. Страшно, обидно становится от того, что так легко разрушить удивительное место просто так, без злого умысла.
Таня