?

Log in

No account? Create an account
pic#официальная

О свободе и земляничном варенье

Продолжение об острове Хииумаа, где мы проводили  «Летнюю психологическую школу» с 6 по 15 июля 2012 года.


Этот остров – «себе на уме». Он открывается не сразу и далеко не всем. А некоторым его негромкая, затаенная красота не откроется никогда…


***
Прошлым летом погода на Хииумаа менялась каждый день по нескольку раз.
Дни были ветреные, долгие и казались несколько суетными – и у меня, и у Сильви было много гостей, одни приезжали, другие уезжали. Но душа моя была покойна и светла. Мне хорошо думалось, легко писалось. Что касается отдыха, так он был весьма разнообразным – то нежно-лиричным, то бурным и буйным.
И вдруг все разъехались, остались только мы с Плюшей и знакомый Сильви Рагнар с дочерью Лаурой. Мы жили неделю бок о бок, и я с наслаждением наблюдала, как Рагнар возился со своей 5-летней дочкой.
Нигде я не видала такого счастливого общения со своим ребенком, как у эстонских пап! Как он с ней играл! Как радостно отвечал на вопросы, как спокойно останавливал, когда она переходила границы.
В первый же день Лаура по-хозяйски оглядела всю разношерстную компанию и выбрала себе в друзья Плюшу. И пошла ее завоевывать – одарила конфетами, показала игрушки. Плюша немедленно ответила ей взаимностью, разница в 15 лет им нисколько не мешала, они стали − неразлейвода.
***
Однажды мы с Рагнаром сидели под навесом в саду и коптили камбалу. Плюша только что приехала на велосипеде с тенниса, и Лаура встретила ее как вернувшегося с войны любимого мужа – пылко и нежно. Теперь они обнимались, щекотались и тискались на траве под яблоней.
Мы беседовали. По-русски Рагнар говорит очень старательно, но медленно – переводит про себя каждое слово. Мой эстонский по качеству не лучше его русского, только я говорю быстро и вставляю английские слова.
– Рагнар, если бы у тебя была волшебная палочка, ну….magic stick, что бы ты пожелал для своей дочери?
– Где?
– В жизни.
Я вдруг пугаюсь, что он скажет безликое слово «счастье», но он говорит другое.
– Это серьезно… я много думаль это… я хотель… чтобы у нее было, как это? Vaba…
– Свобода!
– Да, свобода.
– Чтобы она жила в свободной стране?
– Нет, свобода внутри. Вот здесь.
– В сердце?
– В сердце.
Тут пошел маленький дождик. Плюша начала танцевать под дождем польку, Лаура старательно повторяла за ней движения. Дождь усиливался.
– А ты не хочешь Лауру позвать сюда?
– Нет… она придет, когда … хотель...
Дождь между тем припустил. Плюша продолжала танцевать – теперь это был степ, переходящий в буги-вуги. Мокрая Лаура вбежала к нам под навес, прижалась к отцу и с откровенной завистью смотрела, что вытворяет Плюша. И вдруг Рагнар сказал ей по-эстонски: «Хочешь туда? Хочешь танцевать?» Девочка подняла на него сияющие глаза – это был взгляд Золушки на фею, держащую на ладони хрустальные туфельки. Она закивала мелко и часто. «Иди, можно! Иди!» – и он слегка подтолкнул ее под ливень, к бесчинствующей на поляне Плюше.
И дальше они скакали, плясали, катались по траве. Мы смотрели на девочек.
– Это vaba?
– Да! Еще я хотель… чтобы она знала… это чувство.
– Какое?
– Как… сейчас… внутри…. большая радость…
– Восторг?
– Да.
– Чтобы вся ее жизнь была – большая радость?
– Нет, вся жизнь нельзя. Цена будет маленький. Хотель, чтобы она знала – так бывает.
– Где бывает?
– Внутри. Вот здесь.
– В сердце?
– В сердце.
И тут мы не выдержали и выскочили под дождь. Я танцевала фламенко, Рагнар показывал класс чарльстона, Плюшин танец был смесью безумия Жизели и грузинской лезгинки, а Лаура бегала между нами и визжала. Под конец Плюша с Рагнаром сбацали убойный рок-н-ролл. Он крутил ее над головой, а она, когда он позволял ей опуститься на землю, удивленно вопрошала небеса: «И почему это люди не летают как птицы?»
Дождь неожиданно кончился. «Девочки» пошли в баню, а Рагнар просто переоделся в сухое. Лаура заснула, пока ее вытирали полотенцем, и мы отнесли ее в дом. А после сидели у костра, ели копченую камбалу, в саду цикады пели звездам, а те им в ответ подмигивали. Когда мы уже пили чай, щедро подливая в него ликер «Вана Таллинн», ветер принес слабый, но отчетливый запах ванили и земляничного варенья. И мы немедленно отправились к пекарне, что на нашей улице за углом, и постучались в окно. Сначала нам категорически отказали, но мы сказали, что завтра уезжаем в Москву, и глаза начальницы кондитерского цеха наполнились состраданием, и нам продали все, что душа возжелала…


****************************
В прошлом году меня попросили написать русский текст для сайта музея Soera, с хозяйкой которого мы дружны.
Перечитала сейчас этот текст, и мне показалось, что мои ощущения от музея, сплетенные в венок слов, сродни посаженным в дупле дерева анютиным глазкам...

Comments

Читала и думала: вот это - настоящая любовь к ребенку. Желать ему не безликого и лицемерного "счастья", которое каждый родитель понимает только и исключительно по-своему, а желать ему быть свободным, не бояться и ценить эту свободу.
Перечитываю Ваш разговор с Рагнаром и понимаю, что очень хочется познакомиться с ним!
Его слова о дочке отзываются теплотой внутри. Желать ребенку, чтобы умел ценить восторг, чтобы знал что так бывает, для меня в моей жизни что-то невероятное и сказочное. Завидую сейчас этому пожеланию!