Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Categories:

Анютины глазки в дупле дерева

Здесь продолжение об острове Хииумаа, где мы проводили  «Летнюю психологическую школу» с 6 по 15 июля 2012 года.
На самом деле это рассказ, из моей, пока еще неизданной книги. (Называться книга будет «Секретики» Записки психотерапевта»).

Продолжение...


Этот остров – «себе на уме». Он открывается не сразу и далеко не всем. А некоторым его негромкая, затаенная красота не откроется никогда…

Живем мы не в гостинице, а в доме, как говорят в Европе, «снимаем апартаменты». Наш дом цвета спелой вишни, старый, но крепкий. Его строил еще до войны отец нашей хозяйки Сильви. При доме большой, несколько запущенный сад, а в саду баня.

Рекомендация 3. После парилки, не заворачиваясь ни в какие полотенца, надо выйти в сад Сильви и погулять по упругой, мокрой от росы траве босиком. Вдохнуть ночные запахи, услышать цикад… И тогда ты начинаешь ощущать, что земля круглая, и чувствовать, как она несется в просторах Вселенной!

За баней, около живой изгороди из елок, гостеприимный навес, под которым, бывало, собираются компании в 10-15 человек. А под навесом – стол в виде пня и врытый в землю чан для костра.

Отношения с Сильви у нас давно уже полуродственные-полудружеские. Когда она уезжает куда-нибудь с острова, то, оставляя на нас дом, просит: «Ешьте ягоды, а то их съедят птицы, valge vaаrika (белая малина) готова».
Мы говорим с ней на странной смеси языков. Сильви любит проговаривать слова сразу в двух вариантах, на русском и на эстонском: «Oota, подожди!», «mida, что?»
Я эту ее манеру переняла: «Чертов петух, кuradi kuuk!» – кричу я из сада. «Что он сделаль?» – появляется на крыльце Сильви. В эстонском буква «л» звучит с мягким знаком. В русских словах это «ль» слышится весьма забавно: тарелька, вилька, взяль. А еще в эстонском много сдвоенных гласных и читаются они слитно, поэтому язык таакоой пеевуучий...

Каждый год мы привозим сюда разных знакомых из Москвы – поделиться нашим сокровищем, нашей любовью. Мы можем приехать в любом количестве и составе, главное, предупредить заранее, что нас, например, будет шестеро. Но и к Сильви в течение лета приезжают пожить друзья или родственники. И все мы отлично уживаемся в одном пространстве, умудряясь разбредаться по острову и не утомлять друг друга.

***
Миф, что эстонцы «тормознутые» и втайне ненавидят всех русских, мне кажется, выдуман серыми кардиналами, от веку до веку управляющими нашей страной. Сколько езжу туда, ни разу не получила косого взгляда в свой адрес. Может быть, потому, что я держусь как гость, а не как хозяин?

Помню, как в первый год нашего появления на Хииумаа мы попали на Праздник Островов Балтии. Эстония только отделилась от России. До этого на Хииумаа стояли наши пограничники, и въезд туда посторонним был запрещен.

Что это был за чудесный праздник! На берегу моря под взбитыми сливками облаков играл оркестр. В небе переливался закат удивительно нежных оттенков. Самостоятельные Хииумааские дети бегали по берегу, играли в мяч, строили замки из песка, качались на качелях, купались, кому была охота. А взрослые пили, закусывали и танцевали – от вальса до народных танцев. Тут все отличные танцоры – их в общеобразовательной школе учат.

К микрофону выходили финны, шведы, датчане и говорили, как они рады, что Эстония вернулась в балтийскую семью.
Я была в полной эйфории от происходящего! Уже хлебнула местного ликера «Вана Таллинн», оттанцевала пару-троечку разков с meremeesid (моряками) и почувствовала, что сердце мое разорвется на части, если я ничего не скажу. Пробралась сквозь толпу к ведущей и спросила, может ли кто-нибудь перевести меня с русского на эстонский. Она слегка удивилась, но тут же предложила свою помощь: «Я когда-то должна была хорошо знать русский язык».

Выйдя к микрофону и сглотнув комок в горле, я пролепетала: «Я из России, из Москвы. Сегодня я хочу сделать то, что не сделало наше правительство – попросить у вас прощения за все то горе, что мы вам принесли».

Что тут началось! Меня окружили: кто обнимал, кто хлопал по плечу, кто совал бутылку со словами: «Да ладно, оккупант, пойдем, выпьем!»

Тем летом мы с дочерью были самыми популярными людьми на острове. На улице к нам запросто подходили разные люди и приглашали в гости – на пирог с черникой, на пирог с клубникой и взбитыми сливками, на домашнее пиво и копчушку...

Все лето мы ходили по гостям! И немедленно после знакомства, под пирог или копчушку, начинались философские беседы о судьбах мира вообще и больших и маленьких стран в частности.

Я заметила – Хииумаа располагает к философским размышлениям. Ни разу я не попадала там в компании, где бы трепались «ни о чем», не трогая серьезных вопросов жизни.
– Понимаешь, Женя (мое имя на эстонский лад звучит намного красивее, чем на русский – мягко и певуче – Жеееняа…), наша страна очень маленький, кто-нибудь обязательно придет и завоюет.
– Меня все равно мучит чувство вины.
– Почему?
– Я несу ответственность за деяния моей страны. Мы вас оккупировали.
– Да ты на себя посмотри – какой ты оккупант?
Но дальше мы выходили на болезненную для всех нас тему…
– Жееняа, ты сколько на острове?
– Месяц.
– А сколько эстонских слов знаешь?
– Ну, слов 100.
– Скажи, что знаешь.
Я начинаю говорить все подряд. Звучит это приблизительно так: здравствуй, до свидания, я хочу, курица, рыба, хлеб, дайте мне взбитые сливки, сволочь, дурак, черт, спасибо, я тебя люблю…
Все покатываются со смеху, но потом мы переходим к вовсе не смешному вопросу.
– Объясни нам, как это – люди прожили в Эстонии 30 лет или всю жизнь и совсем не знают языка? Что это?
– Неуважение. Шовинизм. Нежелание утруждать себя. Уверенность, что мы большая и сильная страна, поэтому мы диктуем свои условия игры. А сами никому не обязаны.
– Это странно!
– Это стыдно. Впрочем, думаю, сейчас все иначе. Мы с вами говорили о старшем поколении. А молодежь теперь вся говорит по-английски.
– По-английски – да. Но отношение к миру осталось – от их родителей.
– Осталось…

***
Однажды в наше пребывание на Хииумаа туда приехал президент Эстонии. Он по острову гулял без охраны, под руку с женой, и народ не клубился вокруг них толпами, не лез с претензиями и просьбами.

Вечером в парке был концерт. У нас бы подобное мероприятие для «большого начальства» открыл сводный хор и грянул бы что-нибудь про великую и могучую Россию. А здесь на помост вышла девочка-подросток, и а cappella запела гимн Эстонии. Она была даже не в национальном костюме, а в простом летнем платьице. Как полагается, все встали. Это было очень символично, трогательно и меньше всего ритуал – народ и президент, стоящие перед поющей юностью Эстонии.

И тут же мне вспомнилось, как недавно в лесу я увидела в дупле дерева посаженные кем-то анютины глазки. И подумала: это и есть любовь к Родине – не в помпезных словах, а в действиях. Только у нас всегда нашелся бы кто-нибудь, кто эти цветы выдрал бы. Просто так.

Окончание следует.

Tags: Счастье - это просто, остров Хийумаа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →