Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Categories:

Хороший ребенок – послушный ребенок!

«Хороший индеец – мертвый индеец». Пословица времен завоевания Америки

Много лет мы проводим летний отпуск на острове в Балтийском море. Крошечный городок, карамельные домики, изысканные садики. Туристы об острове не знают, поэтому в лесу ягоды, грибы и удивительное разнотравье, зато нет мусора. Мелкое море, пустой пляж с поющим под ногами песком. Идеальное место для отдыха, особенно с детьми.
В этом году в нашей компании трехлетний мальчик Ванюша.

Ванюша хорошо говорит. Ванюша отлично спит и замечательно ест. При этом в Ванюше есть нечто настораживающее меня. Это полное отсутствие интереса к окружающему миру.

Когда мы говорим о детской непосредственности, мы имеем в виду то любопытство и живой восторг, с которыми ребенок воспринимает все новое, появляющееся в его жизни. У Ванюши ни любопытства, ни восторга нет. Если мы берем с собой на прогулку коляску, Ванюша, как маленький инвалидик, коляску уже не покидает. Вот мы выходим на берег пруда, а там – утка с утятами, они подплывают к берегу и едят прямо из рук. Для нас, городских, это чудо, а Ванюша даже не делает попытки вылезти из коляски, он равнодушно отводит взгляд. Вот яркая бабочка случайно садится ему на рукав. «Бабочка», – четко выговаривает он и снова как бы засыпает. Как маленький старичок.

***
Родители, как правило, знают, в каком возрасте у ребенка должны появляться зубы, когда он должен сесть, пойти, заговорить. И ревниво следят за этим. И теребят педиатра, если что не по норме. По мере того как ребенок вырастает, с заботы о физическом здоровье его близкие переключаются на интеллектуальное развитие.

Печально, но из-за нашей общей безграмотности мало кто учитывает, что у ребенка есть еще и эмоционально-волевая сфера. Она отвечает за высшую потребность человека – потребность в развитии. Если ее подавить, самым главным в психике человека станет инстинкт самосохранения. И не более!

Активный исследовательский интерес начинает пробуждаться у ребенка уже к году. Он бездумно лезет куда надо и не надо. Задача родителей на этом этапе двойственная – от опасностей ребенка оградить, но и интерес к освоению пространства не убить.
В три года познание мира должно стать еще более активным. Что там, за поворотом? За той елкой? Под этой бочкой? В любом ребенке борются страх и любопытство, и что пересилит, во многом зависит от воспитания, принятого в семье. Вот ребенок побежал за бабочкой, споткнулся, упал, или исследуемая им елка уколола его, а из-под бочки вылез страшный жук… И тогда он прибегает к маме утешаться. Идеально, если, отогревшись на маминых коленях, он вновь устремится в мир, в жизнь – рисковать, ушибаться, но и познавать, и побеждать!

Как же часто этот интерес вызывает у семьи целую симфонию негативных эмоций, от тревоги до ужаса. Познание мира небезопасно, но вместо того чтобы помочь ребенку адаптироваться, семья делает все, чтобы ребенок мира боялся, а еще лучше – не интересовался им вовсе. Так удобнее – где поставили, там и взяли.

Одного не учитывает семья – человек с подавленными эмоциями и растоптанной волей вырастает примитивным и черствым. Примитивным – потому что потребность в развитии парализована. Черствым – потому что сопереживать, отдавать другому свое тепло – значит идти против инстинкта самосохранения.

Женщины с обрезанными крыльями выход из родительской семьи часто видят в смене «хозяина». Они будут прилагать массу усилий, лишь бы заловить мужичка, который возьмет на себя решение их проблем. Они готовы унижаться, идти на любые некрасивые или подлые поступки, готовы разрушать чужие семьи... При этом они воюют не за любовь, а за выживание. Без сильной руки, без поводыря они не справятся с жизнью. Из них, кстати, получаются удобные жены: в семейной жизни они будут терпеть любое хамство...

А мужчины часто превращаются в вялых увальней, сидящих на чужой шее. Впрочем, бывают и активные, хорошо зарабатывающие, но при этом, как правило, плохие отцы и плохие мужья, потому что крайне эгоцентричны. Вытоптанный в детстве интерес к окружающему миру делает их ограниченными. Поэтому Личность рядом с собой они не потерпят, задавят в зародыше. Так все и повторяется из поколения в поколение.

***
Но вернемся к Ванюше. Главный, кто определяет политику в этой семье, – бабушка. Хотя такой же сценарий может развивать кто угодно: папа, дедушка, да и сама мама.
Данной бабушке спокойнее, когда все под контролем. Она не ребенка ограждает от опасностей, а себя от тревог и волнений.
А мама – приложение к Ванюше, его тень. Поэтому и в статье она не имеет имени, а названа просто – мама Ванюши.

В российских семьях концепция материнства звучит так: родила ребенка – твоя жизнь кончилась, у тебя не должно быть своих интересов. К тому же в большинстве российских семей признана презумпция некомпетентности молодой матери. Поэтому у большинства мам вместо радости материнства доминирует чувство вины и собственной недоделанности.
Отношение мамы Ванюши к своему ребенку можно охарактеризовать как обреченно-внимательное. Например, она Ванюшу до сих пор одевает. В эти моменты Ванюша напоминает куклу: руки, ноги болтаются, лицо без всякого выражения. Вообще-то, в этом возрасте дети могут одеваться сами, только с застежками проблема. Но одеть самой быстрее, удобнее. Так ведь?

Когда Ванюша ложится спать, мама по наущению бабушки должна неотлучно находиться с ним в комнате.
Ванюшу, который отлично ест сам, зачем-то еще и докармливают. И приговаривают: «Вот теперь я тобой горжусь». Мне это непонятно. Ребенком гордятся, когда он сделал усилие, что-то преодолел или научился чему-то новому. Или хотя бы попытался преодолеть или научиться…

Ванюша играет только у мамы под ногами. Он не дает ей отойти на два метра – начинает ужасно вопить. Но любимое местопребывание у Ванюши – это мамины коленки. Он ничего не попробовал, не испытал ни горя, ни радости, он даже не устал, но карабкается к маме на колени и часами возит по ней машинку.
Репертуар игр у Ванюши с мамой небогатый. «Дай пять!» – говорит она ему, и он вяло выставляет ладонь, чтобы мама по ней стукнула. «Давай поцелуемся!» – говорит мама, и Ванюша покорно клюет ее в щеку. Вот и все. За месяц совместного отдыха ничего нового. Живого интереса к своему ребенку, к его развитию у нее нет. Есть покорное исполнение обязанностей.

Разговаривает мама с Ванюшей монотонно-обезличенными интонациями. Очевидно, ей крепко вбили в голову, что с ребенком надо быть всегда ровно-спокойной.
Общение без эмоций – это как еда без вкуса и запаха. Близкие – проводники ребенка в большой мир. От кого еще он может узнать, как люди чувствуют и что люди чувствуют. Откуда еще он может узнать, что радоваться можно не только шоколадке, но и красивому закату, что от дождя можно не только прятаться, но и танцевать под ним. Что в мире есть не только опасности, но и приключения, и открытия…

Результаты этой «безвкусовой диеты» не замедлили сказаться. Море этим летом в Прибалтике было на редкость теплым и с большими волнами, через которые так здорово было прыгать. Но как только мама Ванюши собиралась войти в море, Ванюша вцеплялся в нее мертвой хваткой и начинал страшно орать. Ей очень хотелось искупаться! Но так и не удалось. И она с этим покорно смирилась… А Ванюша так и не понял, что для мамы это было бы громадное удовольствие – она ему это никак не показала.

В середине отдыха я пытаюсь донести до мамы Ванюши проблемы ее сына. Я предлагаю ей выстроить систему реабилитации ванюшиного интереса к жизни. Но она закрывается, как раковина. Наверное, ей столько раз в семье объясняли, что она делает не то и не так… И она привыкла обороняться, уходя в себя. Боюсь, что на качественную реабилитацию у мамы Ванюши «пороху» не хватит. Ведь чтобы восстановить подрубленные эмоции, понадобится громадная, каждодневная работа плюс полная перестройка в семейной системе. А у мамы Ванюши те же проблемы – она инертна.

При этом она и умна, и талантлива, но ей не хватает энергии. Она может загореться, но к длительным активным действиям не готова. Отстаивать свое право на интересную работу, брать на себя ответственность за воспитание своего ребенка – для всего этого нужны энергия, желание, воля, а их вытоптали в детстве. И несмотря на молодость, ум, красоту, отсутствие живого «моторчика» уже сказывается: у нее проблемы не только с сыном, но и с трудоустройством. Предназначенная для большего, лучшего, она, скорее всего, сгниет в какой-нибудь приличной конторе. А что будет с Ванюшей, можно только догадываться.

***
В фильме «Полет над гнездом кукушки» главному герою делают лоботомию – операцию, которая хирургическим путем уничтожает эмоционально-волевую сферу. Такая операция действительно существовала, но применяли ее только по отношению к тяжелым душевнобольным. Кстати, она была запрещена еще 40 лет назад.

Ее запретили делать врачам, но в своей семье мы делаем что хотим, не ведая, что творим.

Мне хотелось бы закончить эту статью цитатой из книги Т. Уайлдера «День восьмой»: «Гера. Мать и хранительница очага. У нее одна цель – ублажать. Как сама она это называет – «устраивать счастье ближних». Она старается отучить своих близких видеть, слышать, думать. Бойтесь слова «счастье», если его произносит Гера: в ее устах это означает сонную одурь».

На самом деле искать виновных бессмысленно. «Семейная лоботомия», как правило, является семейной традицией…
Tags: Семья - клетка или крылья?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →