?

Log in

No account? Create an account
pic#официальная

Вырастить орхидею...?!

Продолжение книги «Дама собачкой. Почти по Чехову» (Начало см. tags: Книга)

ЧАСТЬ XХYIII

Аня занималась с упоением и «болотные» промежутки становились все короче, а энергии и открытий все больше.
В их кругу на Аню стали реагировать и мужчины, и женщины. Женщины рвались общаться и дружиться, а мужчины поглядывали с интересом и даже вовсю ухаживали за ней. И удивительное дело, у этих солидных, обеспеченных мужиков, в глазах, как у маленьких детдомовцев было – пожалуйста, выберите меня… возьмите меня… а?

***
С жадным любопытством Аня присматривалась к чужой жизни, искала важных и значительных встреч.

На этом этапе мы начали с ней переписываться по Интернету. Лучше ее писем о том, что с ней происходило, никто не расскажет.
*
Такое впечатление, что я жила, запрятавшись в замшелую бутылку, и поглядывала на мир сквозь запыленное стекло. В бутылке так тесно и неудобно, и мир был искаженный, далекий, скучный и, на всякий случай, враждебный!
Сейчас я, наконец, чуть-чуть распрямилась и высунула нос из бутылки... И так стало захватывающе интересно! Времени не хватает все увидеть. И сколько же всего было мимо...
*
Некогда стало разговаривать о несчастьях и неудачах, читать пустые сайты, ерундовые журналы, гороскопы – да какая разница, что там напишет кто-то, – когда я могу написать сама и почувствовать сама - вот она - моя жизнь!
*
…Вокруг люди – живые, интересные, увлекательные – как будто я читать научилась и читаю взахлеб теперь каждого. Природа ожила: капли на стекле машины, цветные лужи от фонарей, фар, светофоров, а за ними деревья, солнце в ветках, дома, улицы, коты, собаки, птицы. И все разные, в них столько красок, столько оттенков, и всё звучит, говорит. О Боже, оказывается мир вокруг меня живой, а не декорации из сухого картона с осыпавшейся краской…
*
Это всё равно, что в одной руке сочный апельсин, в другой сладкий персик и ешь, брызгая соком во все стороны от радости и подпрыгивая от нетерпения – почувствовать, почувствовать ещё – скорее-скорее, взять сразу все, что столько лет было рядом, но меня там не было. Восторг, детский восторг открытия мира и людей заново! И подозреваю, что вообще в первый раз…Господи, где же я была столько лет?
*
…Я помню, как мама мечтала вырастить орхидею, это было еще в советские времена, купить в цветочном магазине невозможно было. Оказалось, с орхидеями столько возни, хлопот, беспокойства, особый климат, подсветка… И ни разу не получилось. У мамы хорошо росло всякое, которое у всех растет - герань, алоэ, тещин язык, их просто поливать и все, и выживут. Но не орхидеи. Не росли они в нашем доме.
*
…А мне надо больше. Дальше, глубже, еще глубже. Хочу копать до "живой воды". Руки, ноги в кровь. Дальше, дальше. Осторожно снимая один пласт, за другим. Оно там есть. Там много, там глубоко. Мне интересно, дико, яростно, зверски, что я там еще нащупаю. Захлебываюсь слюной от этой мысли. Кто Я? Что Я? Хочу себя разную, теплую, взрослую, сильную, глубокую, чувствующую, любящую...
*
Теперь я жизнь не придумываю и не боюсь. И за это она кипит внутри меня, вокруг меня. Не только кипит! Она бьет, дарит, зовет, отбирает, награждает, ранит, и манит, манит, манит…

***
Аня стала золотоискателем. Она открыла золотую жилу и теперь разрабатывала ее. Она готова была сутками мокнуть в воде, кропотливо просеивая грязь и тяжелый песок. Иногда лоток приносит пустую породу, иногда ей удается намыть немного золотого песка и она радуется этому. Но бывает, ей попадаются настоящие самородки. И ах, как замирает сердце, стоит мелькнуть на дне грязного лотка золотой крупинке. И каждый день старателя поиск, мучения, праздник, но никак не повседневность.

Золотая жила была ее сегодняшняя, драгоценная, единственная и неповторимая Жизнь.

Работа золотоискателя необыкновенно шла Ане. В ее лице теперь отражались все краски чувств. Они вспыхивали, брызгали во все стороны, обжигали, рвались из нее наружу, от нежности до ненависти, от печали до яростной радости. Косметики стало меньше, одежда небрежнее и свободнее. В московской толпе она смотрелась, как легкая грациозная яхта среди тяжелых танкеров и промысловых кораблей.

С точки зрения гламурного журнала Анино лицо нельзя было назвать красивым. Оно было слишком неподдельным. Но Аня была хороша по-особому. В ее лице появилось что-то иконописное. Спокойное достоинство. Смысл. Внутренний свет. Так ровным пламенем горит лампада. Так течет сильная, полноводная река.

И Аня уже не помнила, как бывает иначе.

Насчет продолжения не знаю...Книга готовиться в печать, дай Бог, осенью выйдет...

Comments

Болотные промежутки

От ваших постов все время плачу. Наверное, это от жалости к себе. Единственное чувство.
Я больше не хочу так жить.

Высунуть свой нос из бутылки, дышать полной грудью, с удовольствием идти вперед, чувствовать - вот чего хочется.