?

Log in

No account? Create an account
pic#официальная

Фея СС и остывшая манная каша…

Продолжение книги «Дама собачкой. Почти по Чехову» (Начало см. tags: Книга)

ЧАСТЬ XХYI

Из своих кропотливых наблюдений Аня сделала вывод. Какая там душевная близость? Семья, это была возможность обустроиться. На словах мечтали о любви, но, по сути, хотели удобного партнера.

Аня стала искать корень зла, и она его нашла. Над миром царствовала Фея Стабильного Существования. Если бы ее можно было нарисовать, она была бы не в короне и мантии, а в уютном домашнем халате и тапочках.

Фея СС (как между нами прозвала ее Аня) была богом и дьяволом. За нее продавали и предавали свои ценности и идеалы. В надежде снискать ее расположение готовы были отдать ум, честь и совесть, если понадобиться, дочиста выскоблить и отфильтровать свою душу.

Возможно, Фея СС, как дракон в сказках, питалась личностями. Впрочем, она никого ничего не заставляла. К ней приходили сами и с поклоном все отдавали.

Люди шли к ней, гонимые вековечной мечтой среднестатистического человека о контроле над чувствами и мыслями, над жизнью, смертью и судьбой. Им нужны были схемы и точные ориентиры, а лучше всего, план, подписанный кем-нибудь сверху - богом или судьбой, в котором указано, что ждет за тем или иным поворотом. Они жаждали гарантий. Поэтому самым большим кошмаром была для них любая непредсказуемость. Именно за это они не любили и боялись жизни. И жизнь, в ответ на нелюбовь, изощренно мстила им. Они еще не догадывалась, но Ане было очевидно, что все в их жизни давно предсказуемо, на много лет вперед.

Повинуясь Фее СС, они ничего не пускали глубоко в сердце. Ведь главное было - сохранить свое спокойствие незамутненным. Им не составляло труда владеть своими чувствами – их мало что трогало.

Они затирали, замыливали любое чудное мгновение - боялись, что оно остановится. Вспыхнувшая друг к другу симпатия тут же гасла, задувалась, как свечка сквозняком, забывалась, как не было. Они как будто боялись привязываться.

Они все упрощали, опрощали. Они старались сбить стоимость всего. Обесценить себя и других, откровения и открытия, победы и праздники. Им удивительно ловко удавалось ничего не замечать. Ничего важного. Как черт от ладана они шарахались от всего умного, сложного. Над миром витали лозунги: «не парься», «будь проще»,  «выкинь из головы», «забудь». Они все как будто сговорились!

Они предавали и продавали друг друга по мелочи и по крупному, но тут же забывали об этом. Забывал и предатель, и тот, кого предали. Как персонажи чеховских пьес, скучая, коротают время от завтрака до сна, так у них у всех была одна цель – провести время от рождения до смерти. Не очень напрягаясь. Не видя, не слыша, не чувствуя, не понимая. Они поддерживали ровную температуру 36,6 градусов. Все остальное считалось нездоровым.
*
И над всеми висел купол одиночества. Возможно, это была плата, которую взимала с них Фея СС, за оказанные ею услуги. Все жили будто в скафандрах. Каждого облекала тугая, плотная материя, способная выдержать и космический холод, и атмосферное давление морских глубин. Сквозь стекло, не пропускающее ни звук, ни крик, ни стон они общались, женились, делали карьеру и детей, заводили семью, кошек, рыбок и собак, длительные романы и короткие интрижки.

У некоторых на голове был даже не скафандр, а полиэтиленовый пакет. Они задыхались в нем, но держали марку и суетливо бежали вперед.

Одни прятались от одиночества в работу, другие в развлечения, третьи уверяли, что живут «для счастья семьи», четвертые, не переставая, где-нибудь учились: курсы иностранного языка и экстремального вождения, йоги и икебана. В то время Интернет активно набирал обороты. Очень быстро он стал спасением от одиноких пустых вечеров. Люди лазили на разные форумы, знакомились и бурно или вяло общались. И самый смак был в том, что никто ни за что не отвечал, и в любой момент можно было слинять. Просто не ответить, и все кончалось без объяснений и нервотрепки.

Все это было, чтобы занять время, провести его, то - есть обмануть.

Ане казалось, что одиночеством пропитано все кругом. Дорогие и дешевые шмотки, богатые дворцы и бедные хижины. Мелькающие на экране политики, поп звезды, олигархи были не счастливее дворников. Может быть, думала Аня, они лезут в звезды, идут в политику, становятся олигархами, чтобы их заметили, чтобы их полюбили?

Ей казалось, косметика, украшения, даже самые дорогие духи пахли одиночеством. Они сигнализировали: «я хорошо выгляжу, я сверкаю, я приятно пахну, выбери меня». Одиночество кричало с плакатов, звенело в рекламе. «Купи это, и на тебя обратят внимание!».

Впрочем, сделка уже состоялась. Любовь и Фея СС были две вещи несовместные. Они не враждовали, они просто не пересекались.
*
В то время в средствах массовой информации в очередной раз обсуждалась тема долгожителей: Ну, да, люди во все времена мечтали жить по сто лет или даже вечно. Аня представила себе сто бессмысленных, пустых лет. Сто лет одиночества. Она знала, почему хотят вечно. Это было не от любви к жизни, а от страха смерти. Аня знала это по себе: чем бессмысленнее жизнь, тем страшнее смерть.

Она решила, что у простых людей все должно быть чище, безыскуснее. Она раскопала дальних родственников, живущих в деревне, на неделю съездила туда и истово общалась с деревенскими. Там было то же самое. Привычные манипуляции и усталое одиночество.

Тогда Аня уверила себя, что никто никому не нужен. Ей казалось, что одиночество висит над миром как проклятье, как пожизненное заключение. Но все были привыкшие…

Право же, в этом смирении было что-то жуткое.

Зато, как в насмешку, все эстрадные песенки вещали исключительно о любви - прошлой или будущей, к мужчине или женщине, к детям или к детству, к родине или родителям.
Может быть, это было - заклинание?

Классическая музыка и великая литература были честнее. Они говорили о тоске по любви, о крупицах тепла, отвоеванных у одиночества. О том, что это бывает
Неужели, думала Аня, у них никогда не возникает ощущения, что день за днем они жуют давно остывшую, манную кашу, состоящую из слипшихся комочков усталости и приправленную старым, прогорклым одиночеством? Или они не знают, что бывает иначе?
Продолжение..
.

Comments

В общем-то вся эта повесть об одиночестве...
Но еще и о тоске по любви, о крупицах тепла, отвоеванных у одиночества! О том, что это бывает…