Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Categories:

Встреча...

Продолжение книги «Дама собачкой. Почти по Чехову» (Начало см. tags: Книга)
ЧАСТЬ XХ
….Примерно в ту же пору в Аниной жизни случился этот спектакль.

Кто-то из группы, в которой она занималась, принес билеты на закрытый показ. Это был никому не известный польский театр. Настолько неизвестный, что про него немедленно поползли слухи, больше похожие на легенды. У этого таинственного театра не было своего сайта, говорили, что и труппы постоянной нет, есть один главный режиссер, а актеров он набирает местных.

Говорили, что работают они в этом спектакле без грима, без музыки, и без единого слова. Его показывают в разных городах мира, но всегда не более одного - двух раз в городе. Рекламы никакой, даже афиши нигде не расклеивают. Неизвестно, что из этого соответствовало действительности, но билеты, и вправду, были подозрительно дешевые.

Войдя в зал, Аня обнаружила, что публика сидит везде, и на сцене тоже, а все действо должно протекать в узком пространстве между сценой и зрительным залом. Декорации были в стиле минимализм – желоб, по которому текла настоящая вода и громадный кусок оберточной бумаги, свисающий от пола до потолка в конце этого желоба.

Немолодой дядька в мятом костюме вывозил на садовой тачке большие мешки. Он их открывал, и из них вываливались странные существа - обритые наголо, в бесформенных тряпках, непонятного пола и возраста. Их черты лица были точно стерты, глаза пусты и бессмысленны. Дядька пытался этих безликих поставить на ноги. Было понятно, что он должен провести их по ручью к занавесу из оберточной бумаги, висящему в конце пути. А они вяло выскальзывали из его рук и падали - прямо в воду лицом - и лежали в ней, недвижные.

Идею Аня разгадала сразу. Это был бог, и он создавал людей. Ну, да, хлопотливый такой бог в дешевом, стареньком костюме. Он никак не напоминал классического бога из библии, который сотворил мир и сразу увидел, что это хорошо. Тот бог был абсолютный авторитет. Тот бог был уверен в себе и в делах рук своих. Тот бог точно знал, что хорошо, что плохо и как надо.

А этот был какой-то непрезентабельный и вел он себя отнюдь, не как большое начальство: влезал в воду по колено, суетливо помогал подняться этим убогим, поддерживал их, всячески ободрял, вдохновлял, подстегивал. Он был весь мокрый от воды и от усилий. И они, с его помощью вставали, и медленно-медленно, двигались к цели. Ане показалось, что у них, по мере движения, стали проявляться черты лица.

Наконец они дошли до завесы, и бог ее разорвал. Там стоял маленький ребенок − златокудрое дитя в белых одеждах. Очевидно, это была душа. Он их подвел друг к другу, вроде как познакомил, последний раз заботливо оглядел все и торопливо ушел. Было понятно, что у бога еще много других дел. А эти, пробужденные им, помедлили минутку и начали оседать на пол. И прямо на глазах становились опять безглазыми, безротыми, безропотными... Душа осталась стоять в одиночестве и растерянности, и это было очень страшно – сияющая белыми одеждами, никому не нужная душа, сиротливо переминающаяся с ноги на ногу.

Никто сначала не понял, что спектакль кончился, ждали, что еще произойдет. Но уже все произошло.

Публика зашевелилась, люди стали подниматься и обсуждать увиденное. Одни говорили - гениально, другие - невразумительно, третьи – в этом что-то есть, но надо подумать. И все направились в фойе, где обещали фуршет по случаю премьеры.

Все ушли, осталась только Аня и ее группа. Ане казалось, что спектакль ее просто снес, стер в порошок, но она не могла сказать, почему. Они сидели в пустом зале, тихо обсуждая, кто что увидел. Все огни были погашены, только над дверью горела ненужная надпись: «выход».

Аню очень зацепила мысль про душу. Что он им душу дал, а они не взяли. Им не душа нужна была, а его поддержка. Чтобы их вели за руку и уговаривали не падать и скакали вокруг них кузнечиком, козленком и кенгуренком.

И тут кто-то сказал: А вдруг это и, правда, был Он? Никто не переспросил - кто, все поняли. Почему-то эту дикую, нелепую мысль подхватили. Появлялся же в Москве дьявол, если верить Булгакову? Тогда и Бог может явиться. Не в церкви, сквозь позолоту оклада, а вот так, в невразумительном перформансе и в стареньком костюме. Неожиданная и чудная мысль - а если это и правда Бог - бередила и тревожила всех. Это было тем более странно, что мистику у нас на группах не любили и не признавали.

Потом они пошли в фойе и среди закусывающей и выпивающей толпы сразу увидели его - режиссера. Аня, преодолев свою застенчивость, подошла к нему поблагодарить. Она коротко пролепетала "спасибо", а бог задержал ее руку в своей и заглянул в глаза. У него был взгляд побитой собаки. И в глазах вопросы: Как вам от того, что я сотворил? Вам нравиться моя работа? Вы не сердитесь?

Аня тогда так и не поняла, кто и о чем ее спрашивал - режиссер о своем спектакле или бог о мироздании. И еще долгое время она вспоминала эти усталые глаза, светящиеся вопросами, болью и сомнениями.

Продолжение - может быть следует...
Tags: Книга, Реанимация - возвращение души
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments