Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Category:

На пороге

Что происходит с человеком, когда он начинает после многолетнего смертного сна – оживать?
Ах, это происходит совсем на так, как  представляется большинству...

Продолжение книги «Дама собачкой. Почти по Чехову» (Начало см. tags: Книга)

ЧАСТЬ XYIII
В тот период времени Аня неожиданно увлеклась антиквариатом. Часы, посуда, безделушки. Ей казалось, что в этих старинных, ручной работы вещах, в отличие от современных штамповок, светилась вложенная в них душа.
Ее интерес к антиквариату муж и ее круг поощряли. Это говорило о хорошем вкусе и являлось вложением денег. Однажды, ее весьма обеспеченная приятельница подарила ей кофейный сервиз начала ХХ века. Он был очень хорош - в стиле модерн, текучие, летящие, поющие линии. Они его немедленно обновили крепким ароматным кофе. Но с этими изысканными чашечками хотелось других разговоров. Другой жизни.
***
Аня занималась несколько месяцев, когда, идя по улице, вдруг услышала, как пахнет талый снег. Она изумилась: он пах арбузными корками! И она вспомнила, что в юности весь мир был полон запахов. Потом все это увяло, пожухло...
Это стало началом Пробуждения. Первыми пришли воспоминания детства. Память у Ани всегда была отличная, но уже много лет ее воспоминания были просто фактами. Лежали в памяти, как засушенные цветы в книжке. Иногда она натыкалась на них, но когда они были собраны и к чему хранились, она не помнила. Теперь они возвращались к ней обрывочные, но невероятно яркие, сочные. Случайная картинка, фраза в книге, мелодия из телевизора вдруг оживляли их.
…Как на дачной терраске, ночью, после дождя пахнут в открытую дверь мокрые флоксы…
…Как перед Новым Годом с антресолей доставали старинный резной ящичек с елочными игрушками. Переложенные стружками, они сияли сквозь густые, легкие завитки. Маленькая Аня знала: они там таились…
…Как летела под гору на велосипеде, и казалось, асфальт под колесами переливался цветными сполохами, а внутри звенел, пел, визжал восторг.
…И книжку «Малахитовая шкатулка», красивее которой Аня за всю жизнь не видела. Она была тяжелая, в глянцевой суперобложке, расписанной под малахит. Аня до сих пор физически ощущала тот священный трепет, с которым она разглядывала ее картинки. Они были проложены внутри папиросной бумагой. Стоило большого труда приподнять эту скользкую, хрустящую бумагу, чтобы увидеть скрытую под ней красоту.

…И плюшевого, замурзанного, самого родного на свете кота, пахнущего фисташками, детскими снами, и карамелью…
Вернувшаяся эмоциональная память открыла ей дорогу в настоящее. Каждый день приносил новые ощущения, и Аня жадно ловила их. Сначала они были редкими, как первые капли дождя, потом хлынули потоком.
***
Она училась ловить мгновение. Поймать его, затем ощупать, потрогать, обнюхать...
Оценить по достоинству.
Присвоить.
Удержать всеми отпущенными ей чувствами в памяти.
Не расплескать.
Пить его медленно и молитвенно. Тянуть, как единственную порцию драгоценного вина. Медленно, не проскакивая, не сваливаясь в суету, не перебивая другим вкусом.
Почувствовать каждую капельку, жилочку, былочку, клеточку.
Каждую деталь, изюминку, выемку, впадинку…

Ей очень нравилось старинное выражение: «испить» мгновение».
***
Она стала жадно перечитывать книги.
Когда-то в ранней юности ей казалось, что все истории и стихи написаны для нее и про нее. Это прошло быстро и столь незаметно, что только теперь Аня обнаружила, что многие годы она воспринимала великую литературу, как сквозь марлевую повязку на лице, которую одевают, чтоб не заразиться. Перипетии героев скользили по поверхности сознания, не трогая, не задевая. Это было что-то про чью-то жизнь и не имело к ней никакого отношения.
Сейчас все было по-другому. Вместе с героями книг она испытывала самое острое блаженство или самые мучительные страдания. Описания природы, в которых она раньше холодно отмечала удачные метафоры, теперь ожили. Со страниц струились запахи и звуки, она их чувствовала, слышала, наслаждалась ими… А хитросплетения чужих судеб заставляли вглядываться в себя, оглядываться вокруг, искать закономерности. Почему у них так сложилось? Могло ли быть иначе? И тут же вставал вопрос – а как у меня? А у других? А почему…
Она вспомнила, как это – «трепетать от мысли». Мысли, которую ты знал, но не сумел сказать, или новой, которую сначала не принимаешь, именно потому, что она не знакома, потом начинаешь примериваться к ней, и постепенно, или вдруг, она до тебя доходит, и ты чувствуешь ее верность, и красоту, и силу. И в этот момент, тебя будто приподнимает над землей.
Аня, наконец, поняла, зачем пишут и читают книги.
Продолжение следует
Tags: Книга, Реанимация - возвращение души
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments