Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Categories:

В каком режиме работают мозги, и работают ли вообще...

Дабы не разрывать повествование о наших упражнениях, в этот раз я немедленно даю продолжение книги «Дама собачкой. Почти по Чехову» (Начало см. tags: Книга)


Часть XYII
….А еще были упражнения в ассоциациях. Странные, ни на что не похожие. На заданную тему надо было придумать несколько связанных по смыслу картинок. Вроде как ты снимаешь короткий, в три-четыре кадра, фильм. В этом «кино» ничего не могло быть просто так. Все, что попадало в кадр, будь то кипящая кастрюля или извержение вулкана, бриллиантовая диадема или высохшее болото, цветущая поляна  или  грязная посуда  −  любой  предмет,  любая  деталь  должны  были   и м е т ь    з н а ч е н и е.

На первых порах картинки у нее получались одинаково бодрые, но с мертвящим, пластмассовым привкусом. Точно манекены в витрине магазина - один в теннисном костюме, другой в вечернем туалете, они не играли и не веселились - демонстрировали наряд, в котором это можно и нужно делать.

Еще полгода назад Аня сама могла бы разразиться, целой лекцией о символах, например, в литературе. Но теперь она растерялась. И темы были столь общие и нейтральные: «вечер», «утро», «одиночество», «любовь» - ну, как тут найти оригинальные символы? И что значит авторское кино?

В то время для Ани «представить себе» означало подождать, пока мозг выплюнет какую-нибудь картинку. Поэтому на тему «праздник» она немедленно выдавала цветы, шампанское и торт. А за окном флаги и салют. Аня сама чувствовала, что мертво и фальшиво. Отчего-то ей от своих ассоциаций становилось неловко. Будто она списала контрольную у соседа по парте, а оказалось, все неправильно. Списала чужую двойку. В математике, если задача не получалась, это было не стыдно и не страшно. Надо было посидеть, подумать, разобраться, найти алгоритм... Но здесь речь шла не о цифрах, а о собственном представлении о жизни.

Получалось, никакого собственного представления у нее нет? А еще получалось, эти хитрые упражнения показывали, в каком режиме работают мозги и работают ли вообще. Развит ли механизм «думанья». Аня пришла в ужас.

Усидчивостью и работоспособностью результат не достигался. Чувственные детали ускользали от нее. Она ломала голову, искала, в чем секрет. Она его нашла. Надо было говорить правду. А для этого ее надо было увидеть. И осмыслить. И принять.

Тогда-то у нее впервые получилось «снять кино». Тема была «осень», как символ жизни человека. Речь не шла о старости, скорее, о времени сбора плодов. Подведении жизненных итогов. Эта ассоциация у нее именно родилась − она ее вынашивала, придумывала, мучительно подбирала детали:

Кадр.1 Панорама кухни в стиле хай-тэк. Все модно, дорого, блестит и сияет.
Кадр.2 Камера останавливается на многокамерном дорогом холодильнике. Медленно открывается дверь холодильника:
Кадр 3. Внутри одно большое блюдо, под его прозрачной крышкой виден скукоженный фрукт. Уже и непонятно, что это было...

Она училась читать символы, она училась их придумывать. Она получала от этого громадное наслаждение. Она кинулась переделывать свой «праздник». И опять перед ней вставали неудобные вопросы, тревожащие ее душу.
Что для нее является праздником? Свобода? Преодоление? Созидание? Постижение? Острые ощущения? Покой? Но ведь ничего этого, кроме покоя, в ее жизни не было... И тогда «кино» получилось. Страшное, но правдивое и с юмором.
Кадр 1. Панорама заброшенного, обветшалого завода. Вдоль забора изнутри мечется худая собака. Камера наезжает на узкий лаз под забором. С другой стороны забора из куста чертополоха вылезает ободранная собака, вся в репьях, и несется через поле желтых одуванчиков навстречу солнцу.
Кадр 2. Придорожная забегаловка. У задней двери собака что-то жадно ест.
Кадр 3. Через поле желтых одуванчиков собака бежит назад к заводу…

Аня сделала еще один «праздник». Уже не о сегодняшнем дне, о будущем. Она его загадала. Заказала. Нельзя сказать, чтоб это было очень уж оригинально, но, по крайней мере, она сформулировала для себя, что хочет. Увидела с деталями и подробностями.
Кадр 1. Панорама мощной дамбы. (Крупный план)
Кадр 2. Расселина, сквозь которую пробивается тонкая струйка воды. Камера скользит по кладке дамбы и оказывается, этих ручейков много.
Кадр 3. Из дамбы с грохотом вываливается камень, вода начинает хлестать мощным потоком.
Кадр 4. (Панорама сверху). Сильная, полноводная река.
***
В сказке про Пиноккио деревянная кукла превратилась в живого мальчика. Аня из обычной, среднестатистической женщины, превращалась в тонкого, сложного человека.
Продолжение следует
Tags: Книга, Наша "кухня"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments