Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Искусство быть Матерью-Ехидной

 На личную почту получила я письмо от моей близкой подруги:
«…по поводу всех постов о вашей семье. Я все пыталась сформулировать, чего же я там не вижу. Эти посты вызывают ощущение ложной легкости. Как спортсмен высокого класса, которые про свои болящие мышцы и разорванные связки знает, но НЕ ЭТО ГЛАВНОЕ. Или великие актеры - все слышали о муках творчества (пардон за штампованное выражение), но их как не принимают во внимание. Обыватель видит охапки цветов, улыбки или слезы счастья, а громадного труда за этим не видит!!!»
Моя подруга права. В этом своем рассказе о дочери, я попробую развеять ощущение видимой легкости.

Дочь я назвала Надеждой, в честь моей мамы. Но к ней привязалось детское имя Плюша, и сейчас, в 21, близкие ее так и зовут.
Домашний театр ей уже не достался в том качестве и в той степени, что моему сыну - у меня уже не было столько сил и времени. Но ей досталось нечто другое.
Время тогда было тяжелое, шла перестройка. Плюшин детский сад закрыли, девать ее было некуда, поэтому мне частенько приходилось брать ее с собой на занятия психотерапевтической группы.

Первое время она пыталась всеми силами перетянуть мое внимание на себя, типа: «Хочу пить, хочу писать, болит животик» - нормальные детские манипуляции, которые я отбивала недоуменно-разгневанным взглядом. Она смирилась. И тихонько рисовала или играла, а если ей надо было в туалет, справлялась с этим сама.

Постепенно занятия стали захватывать ее. Она все чаще отрывалась от игрушек и смотрела, как у нас рисуют, фехтуют, танцуют, слушала стихи и пьесы, замирала на риторике, но особенно оживлялась на театре.

Дома мы самым серьезным образом разговаривали о том, что она видела. Я пыталась передать моей 6-летней дочери вкус и красоту моей работы. Из этих моих рассказов для нее много лет спустя, родиться эссе «Сказка о живой и мертвой воде».

Психотерапевт – это садовник. Обрубает сухие ветки. Черенкует. Удобряет. Иногда дереву надо сделать больно, чтобы оно было здоровее. Чтобы приносило плоды.
Психотерапевт – как хирург на войне. Он работает, а вокруг рвутся снаряды: трусость пациента, его безответственность, надежды на чудо.
Психотерапевт – слегка ясновидящий. Он должен понимать о человеке больше, чем тот о себе рассказывает.
Психотерапевт, как Господь Бог (да простят мне это сравнение), может создать целый мир, в котором зародится жизнь. Мир, полный новых звуков, чувств, ощущений, мыслей. Задачи те же: из бесформенного нечто создать прекрасное творение. Но лепить мы эту жизнь должны вместе...


Прошел год, она уже спокойно оставалась дома одна, если мне надо было уйти по делам. Но она готова была на все – убрать свою комнату, помочь мне по хозяйству, лишь бы я взяла ее с собой на работу. (Чем я и пользовалась без зазрения совести).

На занятиях она уже не играла, она была вся внимание. Она вглядывалась в лица, в то, как я веду занятия, и в глазах ее мелькало восхищение. Мне кажется, это особое счастье, когда твой ребенок тебя уважает не за возраст (здесь нет заслуги), не за то, что ты произвел его на свет (он об этом не просил), а потому, что видит, ЧТО ТЫ УМЕЕШЬ.

Она росла в странном мире, описанном Стругацкими в «Понедельник начинается в субботу», где работа в великую радость. Она росла в специфических разговорах о том, как устроена психика человека, и ей это было интересно.
Этот интерес я всячески поощряла, потому что уверена - это самые главные знания на земле, обладая ими, не пропадешь.
Как-то она пришла из школы и сообщила:
- У меня депрессия.
- Нет у тебя депрессии, это просто плохое настроение.
- Откуда ты знаешь?
- У тебя триады нет.
- Какой триады?
- Посмотри в справочнике.
- А ты почему объяснить не можешь?
- Если тебе я объясню, у тебя это из головы сразу выскочит, а если сама прочтешь, тогда запомнишь...

Постепенно в ней развивалась особого рода наблюдательность - к людям, к нюансам их характеров. Годам к 10 она кое в чем начала прилично разбираться. Слышу, как-то разговаривает по телефону с одноклассницей про учителя русского языка: «Ты на него не обижайся, он когда кричит на нас, он сам себе не рад. Он остановиться не может. Это называется - аффект. Заметь, как он прямо багровеет от собственного крика!» И это было абсолютно грамотно.
А когда я входила домой, она, как хороший секретарь, немедленно сообщала: «Тебе звонил пожилой психастеник, гипертимная девушка и два доктора». Я требовала научного подтверждения:
- Ты как поняла?
- Ну, психастеник называл меня на вы, а ведь слышно, что я ребенок, и еще все извинялся, и спрашивал меня, не отрывает ли он меня от дел. А гипертимная девушка говорила со мной, как будто мы ровесницы, спросила, что я люблю делать, какие книги читать, какое кино смотреть. Вообще, мы с ней славно поболтали.
- А как ты узнала, что это доктора?
- Так это были А. П. и Е. В.

Тем не менее, подрастая, дочь частенько меня попрекала: «Твоя работа занимает тебя больше, чем я». И я не оспаривала. Я ей говорила: «Доченька, благодари судьбу, что у меня есть любимая работа. Ведь по всем законам природы ты должна вылететь из гнезда, и отправиться в свой полет. А если ты будешь для меня Главным Смыслом Жизни, я же тебя в полет не пущу! Кому же это охота смысла жизни лишаться?»
Через много лет для серьезного журнала я напишу статью о том, что бывает, когда смысл жизни в детях: "Маугли из хорошей семьи"
Ей было 15, когда она «заболела» театром. Ходила на все подряд, куда билеты достанет. В 16 сообщила, что решила стать актрисой. Я, режиссер по первому образованию, в ней никаких особых способностей, кроме желания, не видела. Но протестовать не стала – человек имеет право искать себя. Я не настаивала на срочном и обязательном поступлении в институт, тем более, что армия ей не грозила.
Она нашла студию при театре Виктюка. Студия была платной. И вот тут у нас состоялся неприятный разговор. Я объяснила, что готова кормить и одевать ее, но никакую ее учебу я оплачивать не буду. Никогда. Она возмутилась. Как? Почему? Да у всех родители оплачивают и подготовительные курсы, а многим и всю учебу! Я пыталась объясниться: «Не заработанное тобой - не цениться. Только когда человек САМ - решил, выбрал, заработал, завоевал, достиг, он чувствует себя полноценным. Я не хочу лишать тебя этого самого драгоценного чувства».
Она не поняла тогда, обиделась, но пошла работать в школу редактором многотиражки. В ее обязанности входило все, от написания передовиц, до редактирования и верстки.
Ее зарплаты хватало на оплату студии и оставалось на всякие ее мелочи. Мелочи? На самом деле это был один из самых важных для нее периодов. Она училась не только зарабатывать деньги, но и знать им цену. Она училась распределять время, силы и деньги так, чтоб хватало на все.
Прошло несколько месяцев. Она пришла домой задумчивая и рассказала, как с ребятами из студии они пошли в магазин покупать степовки (туфли для степа). Выяснилось, что это достаточно дорого. Все задумались, на какой козе подъехать к родителям, чтобы выпросить денег, и только моя дочь достала из кармана собственные деньги и купила все, что ей нужно. Она сказала мне тогда: «А с деньгами ты оказалась права!»
В студии, было очень много самой разнообразной пластики (школа Виктюка!). Занималась Плюша истово. Дома, до глубокой ночи, она продолжала делать упражнения на растяжку.
В конце года я пришла на отчетный экзамен их студии. Они показывали этюды по актерскому мастерству, танцевали степ и брейк данс, и я по-прежнему не видела в своей дочери ни харизмы, ни яркости. Но я видела другое - в ее лице был ангел... После показа мы с друзьями поехали ко мне, и пили шампанское. Не за то, чтобы мечты моей дочери сбылись - за то, чтобы не потеряла ангела в лице.
Далеко не в первый год, но она поступила в ГИТИС, на режиссера музыкального театра. (Вот уж где ей пригодятся знания об устройстве психики!).
Поступала Плюша без всяких знакомств, протеже и денег. Не имея за плечами музыкальной школы… А я, Мать - Ехидна, во время ее вступительных экзаменов, уехала отдыхать в Эстонию. Она писала мне смс: «Остался последний экзамен! Волнуюсь!» А я ей отвечала: «Главное, в этом году много земляники…»
Сейчас она учиться, и работает (помощником режиссера), и день ее расписан по минутам. К тому же на ней хозяйство, которое я, Мать-Ехидна, давно спихнула на нее, бедную Золушку. Она успевает все! Правда, у нее не остается времени лазить по Интернету в поисках чего-нибудь интересненького, играть в компьютерные игры и сидеть в одноклассниках. Мало того, у нее нет компьютерных френдов, (вот нонсенс!), зато есть живые, настоящие друзья...
Знакомая дама как-то сказала: «Такие нагрузки на ребенка! У твоей дочери нет юности». Странно, почему юность ассоциируется с праздностью? Мне кажется, это время искать, дерзать. Это время - учиться любить…
Самое потрясающее в этой истории, что у Плюши развился неожиданный и удивительный талант – импровизировать на классическую музыку. Что-то в стиле Айседоры Дункан, только с хорошей подготовкой. Недавно, в одном маленьком ресторанчике, где мы были на дне рождения нашей приятельницы, Плюша стала танцевать для нее. Танцевала она в тот вечер столь проникновенно, что бандитского вида мужики за соседним столиком, честное слово, плакали...
Иногда вечером, если у нее есть силы, я прошу ее станцевать, например, на увертюру из «Травиаты» или «Силы судьбы». И она танцует – каждый раз по-новому. В эти минуты в ней есть и яркость, и драйв, и каждый ее жест выразителен и полон значения. Как ее жизнь.
Возможно, не зря я профессионально занимаюсь развитием творческого воображения - система была апробирована на собственных детях, и надо отдать должное, эксперимент удался. Мои дети умеют думать, искать, любить, творить. Этому не научат в школе и институте, рецептов не найти ни в умных книгах по воспитанию, ни в Интернете. Эти сакральные знания передают из рук в руки, от сердца к сердцу.

Хотя мы живем в одной квартире, общаемся мало. Сталкиваемся в ночи. Иногда успеваем рассказать самое главное, что было за день, иногда нет. Но бывает, у нас случаются чудесные спонтанные праздники!
Не так давно, после тяжелой презентации методики, мы с друзьями-коллегами сидели у меня дома и печалились о том, что уровень запросов у людей к своей жизни и судьбе все ниже. И тут приехала Плюша со своими друзьями - актерами и певцами, и у нас случился дивный вечер! Компании перемешались, умные разговоры о судьбах мира перемежались оперным пением и балетами. И ко мне, точно вернулась моя юность, когда в нашем доме также перемешивались мамины и мои друзья…

Иногда, мы приглашаем Плюшу к нам на группы, проводить актерские тренинги. После занятия она делится своими впечатлениями в гостевой нашего сайта. Вот одно из ее послевкусий.
«…Господи, какое же счастье, когда на твоих глазах у немолодой женщины появляется взгляд Мадонны, её лицо очищается от морщин и тяжелых мыслей, и она становится 18-летней девушкой, ей-богу! Она расцветает, начинает светиться, ее тело становится прозрачным и горящим, а в глазах появляется живая искорка. И именно ты дал толчок к этому!
Уже ночью, когда я ехала с группы, по лицу нежно бились снежинки, улицы удивительно очистились, а тело было почти невесомым, как эти самые снежинки. В завораживающей тишине я плыла и искала слова, чтобы описать моё состояние. А где-то в солнечном сплетении крылышками, так легко-легко, трепыхалась бабочка.
Боже мой, КАК ЖЕ Я ЛЮБЛЮ СВОЕ ДЕЛО! До мурашек, приливов крови к затылку, до легких судорог в лице. И я безмерно счастлива, что могу поделиться моей любовью и, может быть, зародить ее частичку в вас...»
Tags: Семья - клетка или крылья?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →