Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Categories:

"Кто - я? Откуда я?"

После заведения ЖЖ у меня развязалась бурная личная переписка с кучей народу. Прошу меня простить, но категорически не успеваю отвечать всем на личную почту!
Во многих письмах меня просят рассказать о родителях, поделиться «секретами воспитания личности» в моей семье. Я готова. Хотя боюсь, в секретах нашей семьи много антипедагогического.

Мне страшно повезло - мои родители вовремя развелись, когда я была еще маленькой. И детская память не сохранила того, что обычно предшествует разводу. Мне страшно повезло с родителями, потому что после развода они сохранили не просто человеческие, а приятельские отношения. В память врезался случай, когда отец привез на консультацию к моей матери своего сына от четвертого брака. Мама была хорошим специалистом в своей области, и отец знал, что может к ней обратиться. Я очень гордилась ими в тот момент. А еще они частенько перезванивались по делу и не по делу, делились друг с другом открытиями, успехами и проблемами…
Честно говоря, я до сих пор не понимаю, что такого криминального или страшного в неполной семье. Может быть, лучше такой развод, чем иная совместная жизнь?

Мой папенька был из «хорошей» - академической семьи. По первому впечатлению типичный интеллигент в n-ом поколении. Блестящее образование и чувство юмора. Любил историческую литературу, карты и оперу. Помню, мы ехали в Питер, и, чтобы скоротать время, он пропел нам все арии, а заодно и дуэты из «Аиды». Из карточных игр признавал только покер, бридж, винт и преферанс. С его легкой руки годам к 15 я довольно прилично играла и в преферанс, и в покер.

Говорил всегда спокойно, негромко. Лаконично. У него была красивая речь с мАсковским акцентом. На первый взгляд по характеру мягкий, даже застенчивый... При этом страшный Дон Жуан! Впрочем, он за женщинами сроду не гонялся, они сами летели, как бабочки на огонь. Этого я долго понять не могла. Идеалом мужчины для меня тогда был французский актер Жерар Филипп – высокий ясноглазый красавец. А папенька был коренастый и совершенно лысый. И все же была в нем неведомая притягательная сила, которую зовут мужским обаянием. О, да, папенька был воплощенная, тайная мечта большинства мужчин - когда женщины, оказавшиеся поблизости, просто падают штабелями. Я это наблюдала неоднократно.

Помню мое 16-летие. Я пригласила кучу гостей. Мальчики ухаживали за девочками, девочки кокетничали с мальчиками, я наслаждалась ролью гостеприимной хозяйки. И вечером заехал усталый папенька. Я побежала на кухню, а вернувшись, обнаружила, что девочки, как зачарованные, вьются вокруг папеньки, подкладывают ему еду, развлекают светскими беседами. А резко поскучневшие мальчики с умным видом роются в моей библиотеке. Впрочем, ничего другого им и не оставалось…

Папенька не был примитивным ловеласом, которому для поднятия самооценки нужно как можно больше побед. У папеньки романы были длительные, иногда параллельные друг другу. Правда и то, что он всегда был на ком-нибудь женат.

Лет в 20 я на какое-то время стала его связной. Вроде радистки Кэт из фильма «17 мгновений весны». Я по телефону передавала, разным дамам его сердца, где и когда состоится их встреча. (Мобильников тогда не существовало). С точки зрения житейской логики это было абсолютно непедагогично, и в какой-то мере, даже аморально. Я же относилась к этому сговору с щенячьим восторгом. А еще с трепетной благодарностью. Ведь папенька доверял мне свои сердечные тайны, а не это ли является знаком душевной близости? Надо отдать должное, мне в голову не приходило ревновать папеньку к его возлюбленным - их было много, а я одна. Я проходила по другому ведомству и была вне конкуренции.

Но главной любовью его жизни был теннис. Первое образование у него было техническое, и он мог сделать блестящую карьеру – мой дед был академиком в той области. Но папенька преуспеянию предпочел Любовь и никогда не жалел об этом. Мне нравилось смотреть, как он выходил на корт – радостно-собранный, точно распорядитель бала, открывающий праздник. У него был классический, элегантный стиль игры. Впрочем, иногда он на корте напоминал какое-то гибкое, красивое животное, резвящееся в родной стихии.

Он играл в теннис с громадным наслаждением. И тренировал также – он учил не замаху, не ударам, он учил получать наслаждение от этой тонкой, сложной игры. Папенька серьезно считал, что умнее только шахматы.

Конечно, в детстве я тоже играла. Он не занимался со мной, он тренировал взрослых мастеров. Но иногда он со мной о теннисе разговаривал. Почему-то сейчас мне кажется, что это относится не только к теннису – к Жизни вообще. Я не просто запомнила его слова, я их вырезала на скрижалях сердца.
«Никогда не лупи по мячу просто так, думай, что ты хочешь сделать».
«Борись за каждый мяч, сыграй его на пределе возможностей. И не бойся тратить силы, это ведь не деньги. Силы - чем их больше и осмысленнее тратишь, тем их больше становится». И тут же цитировал Шекспира: «Чем я больше трачу, тем становлюсь безбрежней и богаче».
«В конце всех концов неважно, выиграешь ты или проиграешь. Главное - удовольствие от процесса».
Он не лукавил. Помню, я подошла к нему после каких-то соревнований и спросила: «Ты такой довольный, ты выиграл?» «Нет, - сказал он, - но какая у нас получилась роскошная игра!»

Он знал, умел и любил свое дело. Он много и с наслаждением работал. Даже в тяжелые годы перестройки находился кто-нибудь, кто хотел играть в теннис. Кстати, у него никогда не было проблем с деньгами. Но деньги для него всегда были вторичны, они приходили сами, потому что он знал, умел и любил свое дело.

До конца жизни он будет тренировать. По корту уже бегать не сможет, работать будет со спарринг партнерами. Это когда бегают другие, а тренер стоит рядом и подсказывает, иногда немного показывает. Но учиться играть в теннис шли именно к нему. Потому что с ног до головы его окутывала аура любви к своему делу, а ведь все мы знаем, как приятно находиться в подобном поле...

Папенька умер в 80 лет прямо на теннисном корте. Встал показывать удар, и упал, и все. Я внутренне никак не могла принять эту неожиданную смерть. Мне все хотелось позвонить папеньке и обсудить с ним это. Я знала, он найдет какие-нибудь нужные, главные слова, объяснит мне, почему и зачем это произошло. Но звонить было некуда.

Отчего-то я все никак не могла заплакать. Пока на похоронах, друг нашей семьи кардиолог, не отвел меня в сторонку и, глядя мне прямо в растерянные, сухие глаза, уверено произнес: «Поверь моему профессионализму, это была счастливая смерть - быстрая и легкая. Я бы для себя о такой мечтал». Только тогда меня отпустило, и я заплакала, и это были светлые слезы – прощения, прощания. И вдруг очень отчетливо вспомнились папенькины слова: Вот твоя половина корта, это данное тебе на сегодня пространство. А это время, отпущенное тебе для твоей игры. Проведи это время достойно и с удовольствием!
……………………………………………………………………………..
О маме - в следующий раз.
Tags: Семья - клетка или крылья?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments