Евгения Белякова (impressionante) wrote,
Евгения Белякова
impressionante

Categories:

Им хочется любви, лучей, волненья...

Продолжение и финал сказки о Стране Живых.

Неправда ли, всем кажется, что раз человек понял, что подобный мир существует, тем паче, где-то рядом, он сразу туда и зашагал? У нас в гостевой сайта часто пишут: «Не хочу!» или «хочу!». Как будто чье-то «хочу - не хочу» играет какую-то роль. Осознание, что где-то рядом есть этот настоящий, живой, сочный, вкусный мир, вас к нему ни на миллиметр не приблизило. Туда просто так не попадешь. В эту страну не зазывают, не заманивают. Там нет скидок и предпраздничной распродажи. Билет туда не купишь ни за какие деньги, не достанешь по блату, не украдешь, не отберешь, не выпросишь… Разделяющий эти миры океан можно преодолеть - переплыть. Но не на лодке, а вплавь. И сколько надо сил, мужества и желания, как надо тосковать по Стране Живых, чтобы не повернуть назад.

А теперь самое главное. Всем представилось, что плыть через океан, это по горизонтали… Нет, это вертикальное движение. Подниматься надо снизу вверх, со дна.


На дне морском подводные растенья
Распространяют бледные листы,
И тянутся, растут как привиденья,
В безмолвии угрюмой темноты.

Их тяготит покой уединенья,
Их манит мир безвестной высоты,
Им хочется любви, лучей, волненья,
Им снятся ароматные цветы.

Но нет пути в страну борьбы и света,
Молчит кругом холодная вода.
Акулы проплывают иногда.

Ни проблеска, ни звука, ни привета,
И сверху посылает зыбь морей
Лишь трупы и обломки кораблей.

Бальмонт.



«Дама собачкой. Почти по Чехову»

(Начало см. tags: Книга)


Аня была герой нашего времени и типичный пациент АСТ. К нам приходят потому, что угас интерес к жизни. Или иссякли силы. Или увяли чувства. Или пропал смысл. К нам приходят люди, которые понимают, что в их жизни что-то не то, не так, не туда и пытаются с этим НЕ что-то сделать.

Но лукав наш типичный пациент. Сотканный из противоречий, он декларирует одно, имеет в виду другое, а по ходу дела всплывает третье. Аня лукавила не больше остальных. Она была типичной и обыкновенной, а хотела не типичного и не обыкновенного. Ей одновременно хотелось иметь устойчивость лежачего камня, под который вода не течет, и в тоже время она грезила о пылких страстях, необыкновенной любви, яркой судьбе. Она хотела изменений, но на деле предпочитала стабильное окружение и раз, и навсегда установленный порядок. Слезть с печки или вылезти из гроба в ее планы не входило - это было бы чересчур кардинально.

Но пора сделать еще одно лирическое отступление и прояснить, в чем заключается суть психотерапии. Слишком много путаницы вокруг этой профессии. Напоминает старую американскую комедию, где простой, как валенок, мафиози называет психотерапевта «мозгоправ, который лечит шизу электрошоком».

Слово терапия обозначает лечение, а люди, которые приходят к нам заниматься, называются пациентами. Эти слова ассоциативно связывается с болезнью. На самом деле, я до сих пор не знаю, можем ли мы назвать безвкусное бессмысленное существование болезнью, но знаю, что те, кто считает это нормой, к нам и не приходят.

Настоящая психотерапия всегда экзистенциальна. Большинство людей обращаются к нам, потому что им не нравиться как они живут. Мы стараемся подвести к вопросу, зачем они живут. Не так уж трудно упражнениями или лекарствами снять тревогу, раздражение или тоску. Только они обязательно вернуться. Потому что в человеческом организме нет ничего случайного или ненужного. И если человека одолевает хандра, может, стоит прислушаться к ней? Кто там, на дне обмелевшей души, скребется, плачет, молит? О чем? Разве не о великом и высоком, что наградило бы наши радости и страдания высшим смыслом?

Настоящая психотерапия близка философии. Она помогает воедино связать все, с чем приходиться сталкиваться в жизни. По большому счету ее интересует только два вопроса – смысл жизни и смысл смерти. Но для психотерапевта это не абстрактные понятия, как для философа. Он работает с конкретным человеком, и его главная задача заключается в том, чтобы посеять и взрастить в душе пациента эти «неудобные» вопросы повышенной сложности.

В отличие от религии психотерапия учит не довольствоваться отпущенным тебе богом или судьбой. Мало того, она подбивает не смиряться, не терпеть свою жизнь и себя самого. Она помогает изменить контуры своей судьбы. А заодно и ее начинку.

А еще психотерапия, как лампа Алладина, может исполнить те неясные, теснящие грудь желания, которые редко кто может выразить словами.

Мы можем воскресить черты лица или характера, стертые многолетними компромиссами.

Пробудить от сонной одури, которую многие числят за существование.

Возродить интерес к процессу жизни как личному, ежеминутному откровению.

Тайными тропами провести к горным вершинам человеческого духа, чтобы вдохнуть разреженную атмосферу высоких чувств.
Все зависит от того, на что хватит вашего воображения.

Впрочем, наше воображение служит нашим интересам. Круг Аниных интересов лежал в иной области. Ей нужен был рецепт - какую приправу надо добавить в суп из пакетика, чтобы на вкус он был, как от шеф-повара из Парижа?

Ей нужны были схемы и точные ориентиры, а лучше всего, план, подписанный господом богом, в котором указано, что ее ждет за тем или иным поворотом. Эти схемы она искала в течение всей жизни. В сказках, гороскопах и эзотерике, в разных религиозных и философских направлениях. Она пыталась угадать их в судьбах знакомых ей людей. И, как другие составляют свой гороскоп, так Аня пыталась составить алгоритм жизни.

У меня было подозрение, что все ее прежние рецепты и формулы себя не оправдали, поэтому она пришла за новой порцией.

Возможно, она надеялась, с помощью знаний о мире, полученных на нашем курсе, наконец, исключить из своей жизни все случайно – спонтанно - непредвиденное. Она допускала сюрпризы и даже чудеса (вроде встречи с Ричардом Гиром), но запрограммированные. Зато любая непредсказуемость для Ани была настоящим кошмаром. Именно за это Аня не любила и боялась жизни. И жизнь, в ответ на нелюбовь, изощренно отомстила ей. Этот Анин заказ она исполнила. (О, это коварное пожелание: «пусть сбудется то, что ты сам себе желаешь»…). Аня еще не догадывалась, но мне было очевидно, что все в ее жизни давно предсказуемо, на много лет вперед.

Я видела ее многочисленные обиды. Я видела ее усталость, и покорное одиночество, и постоянное недовольство всем на свете. И нетерпеливое ожидание неких событий, способных изменить ее судьбу. И неотступную веру, что «любовь нечаянно нагрянет», и тогда мощным, сильным аккордом зазвучит полновесная радость жизни. Я слушала ее рассуждения о счастье, которого она достойна... Их покрывал густой, липкий туман, подсвеченный цветными лампочками надежд. По временам, из этого тумана вываливались ее оговорки - точно козырные карты, припрятанные в рукаве и оброненные неумелым шулером.

И я видела призрачность этих надежд, нелепость ожидания. Такого счастья, которое она себе намечтала, в природе не существовало. Это было что-то вроде обрывков диснеевских мультфильмов с элементами телевизионной рекламы. Она почему-то называла это простым человеческим счастьем. «Простое счастье» включало в себя полное внутреннее равновесие и абсолютную гармонию с миром. Окрашенные в игриво- веселенькие тона, они должны были поселиться в Ане навсегда, вроде вируса СПИДа, сопровождать ее днем и ночью, и чтобы их никоим образом нельзя было выгнать. Любовь, в этом проекте, соответственно, должна была быть высокой и гарантировано - вечной.

Бедная Аня! Она мечтала о любви, искала её, тосковала о ней, но что это такое, представляла себе смутно. У неё не было опыта любви.

Продолжение следует…
Tags: Книга, Нездоровая душа - это как?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments